Язык и культура в коммуникативном пространстве Псковщины
Псковские памятники письменности

-Тексты хозяйственных книг Псково-Печерского монастыря
-Научные работы, посвященные хозяйственным книгам

Наука о языке с особым вниманием подходит к периоду с середины XVI до середины XVIII вв. Именно этот отрезок времени Б.А. Ларин определил как «начальный этап образования национального русского языка», в ходе которого происходит «органическое, проникающее сближение ранее противопоставленных и обособленных систем письменного и разговорного языка» [1]. В XVII веке появляются первые результаты такого сближения, начинают складываться нормы литературного русского языка нового времени.

В XVII веке особенно возрастает роль языка деловой письменности. По словам В.В.Виноградова, в это время «деловая речь, по крайней мере в известной части своих жанров, уже выступает как один из важных и активных стилей народно – литературного типа языка. Вместе с тем все возрастает роль этого делового стиля в языке художественной литературы. Кроме того, с расширением круга производства и ремесел, с развитием техники и культуры все расширяются функции деловой речи» [2].

Внимание исследователей давно и прочно приковано к деловому языку, поскольку многие жанры деловых памятников объективно вынуждены были отражать живые ситуации, в которые попадали люди. В.И. Собинникова справедливо отмечает: «Деловой язык XVII века отражает в известной степени общенародные черты русского языка, преломляя их через свою систему, и в то же время он тесно связан с живой разговорной речью, которая просачивается через него в различные стили русского языка» [3].

Проявления такого взаимодействия элементов нормированного письменного и живого разговорного языка представляют для исследователей особый интерес. Поэтому так важны публикации текстов деловых документов, исследований, посвященных московским и периферийным памятникам; необходимо привлечение еще неизвестных документов. Все это предполагает серьезные источниковедческие исследования.

В работах С.И. Коткова, А.Н. Качалкина особо подчеркивается лингвистическая ценность монастырских письменных памятников [4,5]. Монастырские книги содержат богатый материал по истории разговорного языка и в то же время отражают нормы приказного языка, общерусскую лексику, позволяют выделить различные лексико-семантические группы слов.

Особенное освещение в хозяйственных книгах получает предметно-бытовая лексика, изучение которой может дать важные сведения для исторической лексикологии и диалектологии.

Изучение диалектов невозможно без учета данных памятников письменности, созданных на изучаемой территории. Так, перед составителями «Псковскогообластного словаря с историческими данными» стоит задача — показать историческую перспективу развития словаря народной речи на данной территории и выявить факты отражения лексики говоров в памятниках псковской письменности. Углубление знаний в области истории языка требует привлечения новых источников.

Данный раздел включает тексты псковских памятников деловой письменности — монастырских хозяйственных книг Псково-Печерского монастыря XVII в. В Государственном архиве Псковской области (ГАПО, ф. 499, оп.1) хранятся следующие памятники:
1) переписные книги 1639 г. (д.112), 1652 г. (д.113), 1655 г. (д.116), 1663 г. (д.114), 1682 г. (д.452); перейти к разделу
2) приходо-расходная книга 1674–1675 гг. (д.450); перейти к разделу
3) книга прихода и расхода пятинного хлеба 1643-1644 гг. (д. 449). перейти к разделу

Кроме того, в отделе рукописей Библиотеки Российской Академии Наук содержится переписная книга Псково-Печерского монастыря 1642 г. (под шифром РНБ – Доброхот. 5), а в Древлехранилище Псковского музея-заповедника – памятная книга всяких монастырских дел 1684–1691 гг. (Фонд Пск.-Печ. м., ркп. № 485/49).

Переписные (отписные) книги составлялись при инвентаризации монастырского имущества, проводимой обычно при назначении нового архимандрита или келаря. Вводная часть книги несет информацию об обстоятельствах, послуживших причиной составления книги (смена архимандрита или келаря), о должностных лицах, присланных проводить инвентаризацию, о том, что предполагается переписать, сверяя с прежними переписными книгами. Такой порядок составления книг по уже имеющимся образцам привел к тому, что последовательность перечисляемого имущества сохраняется из книги в книгу. Начинается опись с оборонительных укреплений, стен, башен, ворот, оружия («наряд») и боеприпасов. Затем следует описание церквей Псково-Печерского монастыря, большой казны и ризницы (а далее и приписных монастырей). В этой части описи наблюдается следующий порядок: указываются церкви, иконы, церковная утварь и книги, находящиеся в этих церквях; священническое облачение; в казне – богослужебные книги, золотые кресты, серебряные сосуды, золото в слитке, украшения (серьги, перстни, ожерелья), деньги, кабалы и грамоты; в ризнице – священническое облачение; колокольня и колокола, хозяйственные постройки и в них медная и оловянная посуда, предметы хозяйственного обихода; перечень скота на «конюшенном дворе» и «коровьих селах». Кроме самого Успенского монастыря, в этом же порядке указывается имущество приписных монастырей.

Как разновидность переписных книг в ряду псковских памятников выявлены так называемые «нетные книги». Этот памятник входит в состав переписной книги 1682 года (д.452, л. 304-377); в нем перечисляется имущество, по каким-то причинам не обнаруженное при сверке с прежними документами. В отличие от переписных книг, нетные книги в большей мере обнаруживают разговорный характер лексики, поскольку писец не испытывает давления уже существующего формулярного образца.

Рукопись 1674-1675 гг. (д.450) представляет собой приходо-расходную книгу, в которой производится учет поступления и расхода монастырских денег. В приходо-расходной книге широко представлена разговорная лексика, поскольку по своему содержанию она ближе к повседневной жизни монастыря, нежели переписные книги. В приходо-расходной книге фиксируется купля-продажа, выплата жалования за выполненную работу, различные денежные сборы, другие источники дохода. В конце книги перечислены люди, получившие «зажилое»: монахи и работники.

Повседневная жизнь монастыря отражена и в памятной книге 1683-1691 гг. В книге фиксируется купля-продажа, различные происшествия (например, кража), сведения о пошлинах, различных сделках, поручениях.

В приходо-расходной книге 1674–1675 гг. упоминаются «кормовые книги», «вкладные книги», «соляная записная», «объявочная мелочная», «отпускная товарная льняная книга» и др. Все эти книги, судя по данным архивов, не сохранились. По-видимому, все они утрачены во время пожара 1688 г.

Что же касается оставшихся книг (переписные книги 1639, 1652, 1655, 1663, 1682 гг., приходо-расходная 1674–1675 гг., выписи из писцовых книг 1678 г., а также ужинно-умолотная 1643–1644 г.), то в период с 1947 по 1953 гг. они вместе с другими документами монастыря (1102 единицы и 95,4 кг россыпи) хранились в Центральном государственном историческом архиве Эстонской ССР в городе Тарту. В 1953 году документы и материалы были переданы в Государственный архив Псковской области. С 1995 по 1998 годы фонд Псково-Печерского монастыря был отправлен в Москву на микрофильмирование. В настоящее время в распоряжении исследователя имеются и оригинальные тексты.

Псково-Печерский монастырь был крупнейшим монастырем на Псковской земле. Основанный 28 августа 1473 года, в ходе Ливонской войны по указу Ивана IV был обнесен каменными стенами и превращен в боевую крепость (1558-1565 гг.). В силу своего географического положения на северо-западной границе Русского государства, монастырь имел важное стратегическое значение и не раз успешно отражал натиск врагов (неслучайно в хозяйственных книгах Псково-Печерского монастыря опись имущества начинается с перечисления различных укреплений, орудий и снарядов).

Успенский монастырь как крупный религиозный, культурный и административный центр был тесно связан с Москвой. С XVI в. здесь складывается центр псковского летописания. По данным памятников, многие знатные люди приезжали сюда молиться, хоронили в пещерах умерших родственников, делали ценные пожертвования в казну монастыря. В связи с этим в книгах часто встречаются имена русских царей и членов царской семьи (от царя Ивана Грозного до царевича Петра Алексеевича), князей, высокопоставленных чиновников.

На важное значение монастыря указывает и тот факт, что архимандриты Псково-Печерской обители обычно призывались в Москву. С этим связано, например, составление переписной книги 1642 г. Семеро из Печерских настоятелей удостоились сана епископа, а один, Иоасаф, стоявший во главе монастыря с 1621 по 1627 гг., был возведен на престол Всероссийской Патриархии.

Такое значительное положение монастыря, по-видимому, ко многому обязывало. Рукописные памятники позволяют говорить о хорошей выучке писцов, что проявляется в довольно последовательном соблюдении языковых норм московских приказов, незначительном количестве особенностей псковского диалекта.

Е.В. Ковалых
_________________________

1. Виноградов В.В. Основные проблемы изучения, образования и развития древнерусского литературного языка. М., 1958.
2. Качалкин А.Н. Из монастырских архивов // Русская речь. 1988. № 3. – С. 103-108.
3. Котков С.И. Лингвистическое источниковедение и история русского языка. М.: Наука, 1980.
4. Ларин Б.А. Разговорный язык Московской Руси // Начальный этап формирования русского национального языка. Л., 1961. – С. 22-34.
5. Собинникова В.И. Общенародные и диалектные черты в языке областной письменности XVII-начала XVIII века (по материалам воронежских грамот) // Начальный этап формирования русского национального языка / Отв. ред. Б.А. Ларин. Л., 1961. – С. 205-218.